Утомительная «Маска Орфея» в Английской национальной опере

Три десятилетия прошло с момента постановки оперы Харрисона Бёртуистл (Harrison Birtwistle). Это интересная опера, которая была воплощена в безвкусной и самодовольной постановке Даниэла Крамера, в данный момент настоящего, но в скором времени покидающего театр художественного руководителя Английской национальной оперы.

  • Классическая музыка
  • Концерты

Английская критика и публика оценивают ее не иначе, как «преднамеренный прощальный парад потворства своим желаниям и амбициям».
 

Английская национальная опера представила премьеру «Маска Орфея» в Колизее в 1986 году, но затем она исчезла, хотя была признана определяющим произведением ранней карьеры Харрисона Бёртуистл и знаковой — в британской опере 20-го века.
 

Я не принадлежу к числу тех, у кого остались приятные воспоминания об оригинальном произведении по той простой причине, что я не жила 33 года назад в Англии, и ее просто не видела. Но комментарии оперных старожилов говорят — то, что нам предложили в этот раз в Колизее, является просто пародией на то, что задумали Бёртуистл и его либреттист Питер Зиновьев.

 

Постановка Крамера с декорациями Лиззи Клэчен (Lizzie Clachan) – это безвкусный набор сцен, который не помогает зрителю выявить всю сложность истории про Орфея, как связку противоречивых мифов. Каждое действие на сцене повторяется трижды, и три главных героя, — Орфей, Эвридика и Аристей — представлены на сцене двумя певцами и пантомимой — человек, миф и герой.

Оттого спектакль перегружен неуместными действиями. Вместо строгого, проникающего ритуала, все, что мы получаем, — куча людей, блестящие костюмы с великолепными стеклянными побрякушками от Сваровски, очевидная настойчивость добавить в действие комедию, что совсем не удается достичь ее исполнителям.


Эпизод из оперы «Маска Орфея»

Но дирижер Мартин Брэббинс четко знает, что он делает. Мощная сила оркестрового письма Бёртуистл, а также самобытность и красота музыки проявляются с поразительной ясностью. Таким образом, шанс оценить великолепие большей части музыки, и это огромное достижение дирижера Мартина Брэббинса (Martyn Brabbins) и оркестра, у зрителя по-прежнему остался.

Тенор Питер Хоар (Peter Hoare) в главной роли Орфея-Человека проделал огромную неутомимую работу. Он установил стандарт для остальных актеров, включая Дэниела Нормана (Daniel Norman) в роли Орфея-мифа, Марту Фонтаналс-Симмонс (Marta Fontanals-Simmons) в роли Эвридики Женщины, Джеймса Клевертона (James Cleverton) в роли Аристея Человека и Кларона МакФаддена (Claron McFadden) в роли Оракула Мертвых.


Тенор Питер Хоар в главной роли Орфея-Человека ( в центре)

Никто из них не разочаровывает, но такое музыкальное совершенство оказалось менее важным для театра, чем компания, которая поставила кристаллы. Половина пресс-релиза, посвященного премьере, была посвящена именно ей.

Кстати, две модели в костюмах дизайнера Даниэла Лисмора (Daniel Lismore) дефилировали в фойе перед выступлением, привлекая всеобщее внимание.  Это то, что сейчас наиболее важно в Колизее?

Людмила ЯБЛОКОВА

Фото: Tristram Kenton

Автор записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *